Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

waider

On Vox: Замкнутый круг пародий

Пародия:

Скатилась одинокая слеза. Старик затих, протер платком глаза, которые рассерженно моргали, вздохнул устало и надел очки... последних спазмов редкие толчки грудную клетку нежно содрогали. Ночь в августе. Распахнуто окно. Мерцают звезды, и пыхтит смешно электровоз в утробе полустанка. И видно, как в далеком далеке, усевшись на казенном стульчаке, неудержимо гадит англичанка."

Оригинал:

Он жил у железной дороги (сдал комнату друг-доброхот) - и вдруг просыпался в тревоге, как в поезде, сбавившем ход. Окном незашторенно-голым квартира глядела во тьму. Полночный, озвученный гулом пейзаж открывался ему.
Окраины, чахлые липы, погасшие на ночь ларьки, железные вздохи и скрипы, сырые густые гудки, и голос диспетчерши юной, красавицы наверняка, и медленный грохот чугунный тяжелого товарняка.
Там делалось тайное дело, царил чрезвычайный режим, там что-то гремело, гудело, послушное планам чужим, в осенней томительной хмари катился и лязгал металл, и запах цемента и гари над мокрой платформой витал.
Но ярче других ощущений был явственный, родственный зов огромных пустых помещений, пакгаузов, складов, цехов - и утлый уют неуюта, служебной каморки уют, где спят, если будет минута, и чай обжигающий пьют.
А дальше - провалы, пролеты, разъезды, пути, фонари, ночные пространства, пустоты, и пустоши, и пустыри, гремящих мостов коромысла, размазанных окон тире - все это исполнено смысла и занято в тайной игре.
И он в предрассветном ознобе не мог не почувствовать вдруг в своей одинокой хрущобе, которую сдал ему друг, за темной тревогой, что бродит по городу, через дворы, - покоя, который исходит от этой неясной игры.
Спокойнее спать, если кто-то до света не ведает сна, и рядом творится работа, незримому подчинена, и чем ее смысл непостижней, тем глубже предутренний сон, покуда на станции ближней к вагону цепляют вагон.
И он засыпал на рассвете под скрип, перестуки, гудки, как спят одинокие дети и брошенные старики - в надежде, что все не напрасно, и тайная воля мудра, в объятьях чужого пространства, где длится чужая игра.

Originally posted on trurle.vox.com

waider

Вспомним, друзья. кого нет сейчас с нами.

Кто лежит под большими коврами
Опрокинув стаканчик-другой, в пивной!

  Мы к ней стремимся как на зов судьбы
  Подайте к поезду вечернюю кобылу.
  Она рванет во всю кобылью силу - о-ей!
  Что замелькают придорожные столбы!

    Ну что же, если нет у Вас кобылы
    То в этом тоже нет большой беды
    Ведро гнилухи даст такую силу - о-ей!
    Что замелькают придорожные столбы!
waider

Дорога на Кирьят-Гат

      В комментариях к рассуждению herr_und_knecht задается вопрос - бывал ли автор рассуждения в Кирьят-Гате.
     Довольно странный вопрос. В истинный Кирьят-Гат нельзя приехать на машине. Я бы даже сказал что тот Кирьят-Гат в который можно приехать на машине - не истинный Кирьят-Гат. Даже если Вы решите пойти на хитрость и сядете на рейсовый автобус Эгеда, Вы не попадете в истинный Кирьят-Гат, а только в земное и слабое его подобие. Хотя бы потому что из окна автобуса будут видны обгоняющие его личные автомобили, а где есть личные автомобили, там не может быть истинного Кирьят-Гата. Даже если Вы закроете глаза, Вам это не поможет, пока Вы не изгоните образ личного автомобиля из самых дальних углов своей жалкой консьюмеристкой душонки.
Collapse )
waider

Совсем из старых времен

Поезд плачется. В дали родные
Телеграфная тянется сеть.
Пролетают поля росяные.
Пролетаю в поля: умереть.

Пролетаю: так пусто, так голо...
Пролетают - вон там и вон здесь -
Пролетают - за селами села,
Пролетает - за весями весь; -

И кабак, и погост, и ребенок,
Засыпающий там у грудей: -
Там - убогие стаи избенок,
Там - убогие стаи людей.

Мать Россия! Тебе мои песни,-
О немая, суровая мать! -
Здесь и глуше мне дай, и безвестней
Непутевую жизнь отрыдать.

Поезд плачется. Дали родные.
Телеграфная тянется сеть -
Там - в пространства твои ледяные
С буреломом осенним гудеть.