Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

waider

Lost in transation

Название цикла книг Айзимова "Foundation" принято переводить как "Основание", но правильнее было бы как "Фонд"
waider

Ложный друг переводчика

Выражние "politically correct" следует переводит на русский язык выражением "верно политически", вот как в следующем тексте:
Сталин рассматривает разные проекты памятника Пушкину. Проект первый: Пушкин читает Байрона.
– Это верно исторически, но неверно политически: где генеральная линия?
Проект второй: Пушкин читает Сталина.
– Это верно политически, но неверно исторически: во время Пушкина товарищ Сталин еще не писал книг.
Исторически и политически верным оказался третий проект: Сталин читает Пушкина.
Когда же памятник открыли, увидели: Сталин читает Сталина.
Вот посмотрите как сразу становится осмысленным перевод "Is it politically correct to say 'Merry Cristmas'?" - вместо "Являются ли политически корректными пожелания счастливого Рождества" получается "Верно ли политически желать счастливого Рождества"?
waider

Стабильность значит мастерство

В ходе скандала, сопряженного с визитом Асе Казанцевой в Ханаанскую Народную Республику, Ася Казанцева, помимо сеанса разоблачения П. Полонского, отметилась феерически поверхностным текстом про иврит, изобиловавшую перлами подобно следующему:

"Но самое забавное, конечно, что слова в иврите пишутся справа налево. У каждого, кто когда-нибудь пробовал пользоваться израильской версией браузера, немедленно ломается голова, потому что там все вывернуто наизнанку. Это тоже очень похоже на биологическую эволюцию: в начале, когда органа – или письменности – еще нет, совершенно неважно, как именно их создавать"

Судя по критике Сергея Белкова, это систематическая проблема:
"Подозреваю, что в этом причина всех косяков в ее творчестве: системная неграмотность. Это не случайные ошибки и не недоработки. В этом, возможно, особенность творчества Казанцевой - она не читает научную литературу. Она не читает критику. Она не умеет работать с источниками. Она не пытается понять суть описываемых ей проблем и явлений. Она просто переписывает научпоп, написанный до нее, со всеми плюсами и минусами. Да, талантливо, да, задорно, да, своими словами, но просто переписывает, не отдавая отчета, что, возможно, переписывает буллшит."
wind

Лесковское

Супротив всеобщего мнения, я полагаю что самые внушительные писатели на русском языке второй половины XIX века это не Толстоевский, а Лесков с Чеховым.
Лесков же обладал прискорбной слабостью вписывать в некоторые свои тексты слишком прозрачные псеводонимы - и Пелевин, надо сказать, в этой слабости следует Лескову.
Во всяком случае, один из очевидных прототипов персонажей последнего текста Пелевина уже отметился в Мордокнижии постингом насчет того что его образ ему не понравился.
"Первый проснулся доктор Пилюлькин. Он увидел на стене портреты и стал смеяться. Они ему так понравились, что он даже нацепил на нос пенсне и стал рассматривать портреты очень внимательно. Он подходил к каждому портрету и долго смеялся.
– Молодец, Незнайка! – говорил доктор Пилюлькин. – Никогда в жизни я так не смеялся!
Наконец он остановился возле своего портрета и строго спросил:
– А это кто? Неужели это я? Нет, это не я. Это очень плохой портрет. Ты лучше сними его."
Надобно заметить что Пелевин приписал образу сексуальные предпочтения, считающиеся позорными среди уголовных и пролетарских слоев РФ.
wind

Прелести Википедии

Прелести Википедии.
В статье про Бродского присутствует следующий параграф:Collapse )

Так вот сразу и не сообразишь что "последнее стихотворение датированное 1989 годом" и "состояли в переписке" это про то что "четверть века назад ты питала пристрастье к люля и к финикам, рисовала тушью в блокноте, немножко пела, развлекалась со мной; но потом сошлась с инженером-химиком и, судя по письмам, чудовищно поглупела."
waider

Еретическое

В очередной раз наткнулся на противопоставление Мандельштама и Пастернака: дескать, Пастернак был поэтом академическим и преуспевающим, а Мандельштам был лишен быта, такта и к тому же выражался насчет тонкошеих вождей, в каких мыслях Пастернак никогда не был замечен. Положим, насчет Мандельштама лишенного быта это некоторым образом преувеличение, отсутствие такта это очень сомнительное достоинство, насчет же тонкошеих вождей я вот что подумал: Пастернак был вполне лояльным Советской Власти поэтом и совписом, своим чередом писавшим верноподаннические стихи, вполне скучные и проходные. Зато когда Мандельштам захотел продемонстрировать что он тоже литработник, лояльный советской власти, получилось стихотворение "Пусть я лежу в земле, губами шевеля..", вполне впечатляющее, в отличие от антисоветского скучного и проходного "Мы живем под собою не чуя страны".
waider

Погружение в бред

В повести "Принц Госплана" Пелевин описывал как в умирающем СССР люди играли в разные компьютерные игры на вновь появившихся персональных компьютерах (о это слова "белая сборка" и "сборка желтая"!). В качестве основной метафоры Пелевин использовал массовое погружение в бред, с сюжетами заимствованными из компьютерных игрушек, например, в симуляцию фехтования:
Борис Григорьевич стоял у окна и, подолгу замирая в каждом из промежуточных положений, отрабатывал удар "полет ласточки", причем не бамбуковой палкой, как совсем недавно, когда он только начинал осваивать "Будокан", а настоящим самурайским мечом. Сегодня на нем была "охотничья одежда" из зеленого атласа, под которой виднелось мятое кимоно из узорчатой ткани синобу. Когда Саша вошел, он бережно положил меч на подоконник, сел на циновку и указал на соседнюю.
А вот персонаж, погрузившийся в игру в танки:
Кабинет Бориса Емельяновича был такой же отгороженной шкафами частью огромного зала, что и кабинет Бориса Григорьевича, только внутри, занимая практически все место, стоял огромный, лоснящийся смазкой танк "M-1 Abrams". Еще у стены были две бочки с горючим, на которых стояли телефон и четырехмегабайтная "супер эй-ти" с цветным ВГА-монитором, при взгляде на которую Саша сглотнул слюну.
В качестве особенно фентезийной детали, игроки попадают в совместный бред:
С шоссе донесся гул.
- Павел Семенович едет. Готовь свою бумагу.
Черная точка на шоссе быстро приближалась и вскоре стала таким же танком, как у Бориса Емельяновича, только с торчащим над башней зенитным пулеметом. Танк подъехал, остановился, и из башни выпрыгнул худой и мрачный танкист в золотых очках и черной пилотке.
- Давай, чего у тебя там, - сказал он Саше, присел на одно колено возле сорванного взрывом с крыши фермы листа жести, положил Сашину бумагу на планшет и написал в верхней части листа: "Не возражаю."
- А ты, Борис, - сказал он Борису Емельяновичу, - бросай эти дела. Вечно ты со всякой херней перед боем лезешь.
- Ничего, - сказал Борис Емельянович, - нагоним. А этот парень - механик не хуже Итакина, мне сейчас двигатель за минуту завел...
Мрачный покосился на Сашу, но ничего не сказал.
Не прошло и 20 лет как совместная игра в танчики стала реальностью, что не может не настораживать.
waider

Вилка и руки

ygam рассказывал историю про своего двоюродного брата который в детстве объяснял так: "За то что я учу вас есть огурцы вилкой, я могу есть их руками". А вот и пример: философ, религиовед и эссеист Померанцъ пишет в своем эссе:
/.../я высказал мысль, что пересчитывание и взвешивание взаимных обид - плохой путь к миру, точных весов здесь нет. Лучше перечеркнуть эмоциональную память взаимной ненависти.
Выглядит как слова великодушного человека, однако, к сожалению, Померанцъ не смог последовать своему совету и в том же самом эссе предался пересчитыванию и взвешиванию:
И класть на весы справедливости против другой чаши, на которую легла травля космополитов, расстрел еврейских писателей, истребление еврейских книг и пластинок, дело врачей-убийц, фактическое восстановление процентной нормы и прочее, и прочее, и прочее - с 1943 года по сей день.